Горячая линия

0-8003-3388

История правозащитника. Андрей Лунгу, адвокат, ОА "Позитивная Инициатива"

Я начал свою профессиональную деятельность ещё до того, как окончил юридический факультет. Я до сих пор помню мой первый рабочий день – это было 14 апреля 2003 года. Тогда моя карьера юриста началась в государственном учреждении – Кишинёвском муниципальном Управлении по защите прав детей. Там я получил свой первый опыт и осознал роль и важность работы таких организаций. Было много случаев, когда нам с коллегами приходилось вмешиваться для защиты интересов детей, в том числе и интересов в области наследства. Трудно представить, что кто-то может лишить ребёнка-сироту единственного имущества, но такие случаи встречались очень часто. Я понял, что слабые нуждаются в защите!

После около 5 лет работы в Управлении мне захотелось перемен и дальнейшего развития моей карьеры. Поэтому в 2008 году я устроился на новую работу, тоже в области прав человека, но теперь уже в общественной организации – в Молдавском институте по правам человека (IDOM). Тогда же я получил и адвокатскую лицензию.

Я начал специализироваться на защите прав людей с позитивным ВИЧ-статусом: я консультировал людей, представлял их интересы в различных учреждениях, в том числе в судах. Именно во время консультаций, я сталкивался с ситуациями, когда чувствительные для человека моменты просто смешивали с грязью, не пытаясь понять особенность ситуации ВИЧ-позитивных людей, тем более что они ни в чём не были виноваты, они просто хотели жить. За помощью обращались отчаявшиеся люди, и мы старались не только защитить их права, но и восстановить их достоинство и веру в будущее.

Несмотря на все препятствия, за эти годы ситуация в этой области изменилась, в том числе и благодаря моей работе вместе с моими коллегами. Мы добились успеха во многих стратегических судебных процессах, которые изменили ситуацию по той или иной проблеме, хотя иногда нам приходилось ходить по судам по нескольку лет.

Одним из таких случаев было получение вида на жительство в Республике Молдова для лица, живущего с ВИЧ (ЛЖВ), из Казахстана. Вообще-то это была семья: муж – гражданин Республики Молдова, жена – гражданка Казахстана, они оба были ВИЧ-положительными и у них был ребёнок. Парадокс заключался в том, что эти люди, хотя они и были семьёй, не могли жить вместе, потому что в то время в обеих странах ЛЖВ запрещалось жить более 3 месяцев подряд. После проведения судебного процесса по этому случаю, ситуация изменилась, и это ограничение было снято в Молдове.

Другой случай произошёл с беременной женщиной, которую не госпитализировали в родильный дом, в который она обратилась, потому что она была ВИЧ-положительной. Несмотря на то, что она чувствовала себя очень плохо, её отправили в специализированный родильный дом, который в то время был только один в Кишинёве, а другой – в Бельцах. Этой женщине пришлось вернуться домой и провести ночь в мучениях, а на следующее утро сесть в маршрутку, чтобы приехать в Кишинёв в Центр матери и ребёнка, где её госпитализировали в срочном порядке. В то время нам сообщали о многих случаях, когда женщины брали такси и проезжали половину страны, чтобы попасть в родильный дом, в котором они могли родить. В таких ситуациях понимаешь, как важно, чтобы права человека содержались не только в красивых лозунгах и заявлениях, но и применялись на практике в отношении людей, чьи жизни можно спасти. После судебного разбирательства по этому случаю всё изменилось: было принято решение принимать беременных женщин во всех родильных домах, независимо от их ВИЧ статуса. Совет по предупреждению и ликвидации дискриминации и обеспечению равенства также вынес решение по тому делу, которое сыграло важную роль.

Сейчас я работаю в другой организации – Общественной ассоциации «Позитивная Инициатива» – это команда, которая упорно трудится, чтобы помочь людям, находящимся в уязвимом положении.

Вместе с моими коллегами нам удалось достичь нескольких важных успехов, в том числе получить решения Совета по предупреждению и ликвидации дискриминации и обеспечению равенства, в которых было признано, что лица, чьи интересы мы защищали, подверглись дискриминации.

Самым последним является случай заключенного, страдающего от нескольких заболеваний, которые причиняют ему боль. Ему пришлось обратиться в частное медицинское учреждение для получения лечения, потому что пенитенциарная система не могла предоставить ему необходимую ​​медицинскую помощь. К сожалению, по той простой причине, что он является заключенным, ему отказали в помощи, хотя он был готов оплатить услуги. Другими словами, ему отказали врачи, давшие клятву предоставлять медицинскую помощь пациентам, которые обращаются к ним.

В конце я хотел бы отметить, что, если прилагать достаточно усилий, то ситуация более или менее начинает меняться. Важно чтобы мы не терпели дискриминацию и нарушения прав человека – такого рода несправедливость должна исчезнуть из нашей жизни.